типология личности
Истории о призвании
Из серии интервью Елены Лустиной в рамках проекта "Карьера по душе"
Книгами по психологии я увлекалась довольно давно. Началось с того, что в 2009 году прочла книгу по соционике, а потом поняла, что у соционики есть основа, которая является более методически верной. И начала читать материалы по MBTI, пробовала делать тест. По тесту я выходила INTJ. Но потом, когда типировали профессионально, выяснилось, что все-таки INTP. Пока я проходила тестирование онлайн, меня что-то всё время смущало, а когда дело дошло до профессионального тестирования и до более развернутых описаний, тем более на английском языке, то всё сошлось.

Я давно ощущала себя интровертом. Я знала, что не беру ресурс во внешнем мире и пространстве, а восстанавливаю его в глубоком одиночестве. Одиночество меня вообще никогда не напрягает:) И в целом я прекрасно адаптировалась к своим особенностям – стараюсь вообще не работать в офисе. Даже несмотря на то, что профессия моя связана с постоянным общением с людьми, находиться физически с ними постоянно в одном пространстве для меня невыносимо. Поэтому я никогда этого не делаю. И в своей жизни я работала в офисе только полгода – вынужденно.

Большинство коммуникаций я стараюсь вести в письменном виде. Если раньше это была почта, мессенджеры, то сейчас это в 95% случаев фейсбук, телеграм, вотсап. Звоню людям крайне редко. Признаюсь, что раньше, когда мне надо было позвонить по телефону незнакомому человеку, я могла к этому звонку готовиться несколько дней, и для меня это был гигантский стресс. Сейчас я к этому усилием воли адаптировалась, но лет до 27 это было настоящей проблемой.

По образованию я филолог-германист. Это чисто библиотечная специальность, не имеющая практического применения и никакого контакта с людьми. Сел за книжку и часами копаешься. Но когда мы вернулись из Германии в 1995 году, мне предложили работу – писать для издания, которое развивало тему Европейского Союза, европейской культуры, понимания, что там происходит… Нужно было написать несколько статей о жизни немецких подростков, какие-то культурные моменты, например, почему существует пасхальный зайчик, что принято, что не принято. Я начала писать и практически с тех пор не переставала. Мне было 14 лет, когда вышла моя первая публикация. Дальше я пошла учиться и продолжала писать, редактировать. На третьем курсе уже был ряд изданий, с которыми я постоянно сотрудничала.

В основном сначала были кинообзоры, книжные обзоры, культурно-исторические статьи. Это тоже журналистика, которая не завязана на общение с людьми. Формат интервью возник уже позже, в середине двухтысячных. Я тогда окончательно ушла в деловую журналистику, оставив остальные направления. А в 2010 году мне предложили пойти на телевидение, и я не смогла от этого отказаться. Началось с того, что пошла на замену. Сняли материал, посмотрели, что получилось, и сказали – без вариантов! Мне дали собственную программу, и я начала ее делать. Это была еженедельная авторская программа о предпринимателях «Мое дело». Формат интервью: мы выезжали на место, где человек ведет бизнес. Условно говоря, если человек занимается производством молока, то это коровники, если металлопрокатом – на завод. И снимали сюжет. Потом у меня было еще несколько авторских программ: для «Психологии 21», для «Усадьбы» и для других каналов.

Когда я руководила проектом «Бизнес-класс», то отвечала за то, чтобы наставники учили предпринимателей. Все коммуникации у нас с ними проходили в фейсбуке, скайп-конференции – несколько раз в неделю. Как это выглядит? Я приехала, с одним хорошо знакомым мне человеком провела конференцию, все участники у меня удаленные, я их даже не вижу. Потом уже пошло масштабирование придуманной нами программы. Но когда процесс налажен, мне уже не очень интересно заниматься исполнительской деятельностью. Скорее интересно создавать, придумывать. А как только придумывать стало нечего, появился новый проект!

Вместе с Никой (Ника Зебра) мы стали развивать PR-агентство. Все менеджеры в моем подчинении работают удаленно, хоть у себя дома, хоть на Бали. Я с ними связываюсь посредством Trello. Вижу их отчеты, письма. C партнером Никой мы проводим два раза в неделю скайпы. Она в Питере, я в Москве. За два с половиной года работы живьем виделись четыре раза. Ника тоже интроверт. Она больше любит систематизировать, рисовать таблички. А мне это страшно скучно. Мне интересно создавать что-нибудь красивенькое, какую-нибудь идею, которую потом воплощать, но не своими руками.

Удовольствие в работе мне доставляет понимание цели, которая решает определенные задачи клиента, и разработка тех средств, которыми можно ее добиться. Другими словам, обнаружить на карте точку А, какой она должна быть, и потом прорисовать по шагам, как туда прийти.

Когда работаешь с клиентом, сначала запрос формулирует клиент, но в процессе работы в 80% случаев мы выясняем, что цель сформулирована неверно. Человек, например, говорит: «Мы хотим повысить узнаваемость проекта». А я понимаю, что бренда у них нет и узнавать пока что нечего. А нужно создавать бренд, и вполне вероятно не корпоративный, а личный. И вообще им нужны продажи… То есть по сути это такой детектив, расследование. И мне этот процесс нравится, когда ты докапываешься до сути, намечаешь стратегию. И вроде бы мне это неплохо удается.

Я люблю хорошие книги, очень точечное общение с умными людьми. Задать вопрос и слушать, что мне рассказывает умный человек... Люблю музыку, если это не массовый концерт с толпой народа. Даже в кинотеатре выберу камерный, небольшой зал.

Кулинарные эксперименты, поездки в одиночестве за рулем – особый кайф для меня, как и гулять по городу – смотреть, впитывать впечатления. Я никогда не предпочту шумную тусовку прогулке в одиночестве или вдвоем.
Made on
Tilda